Любовь как важная часть человеческой жизни и поэтического вдохновения является постоянной темой "Любовных элегий" (Amores), "Искусства любви" (Ars amatoria), "Лекарства от любви" (Remedia amoris), "Метаморфоза" древнеримского поэта Публия Овидия Назона (I в .), в которых поэт выступает апологетом и певцом огромной морально-эстетической и жизненной силы Эроса.

Овидий изначально присоединялся к тем, кто вел антивоенную пропаганду, прославлял Амура и его стрелы, призывая покорять женщин, а не объекты противника, предпочитая обществу прекрасной и образованной женщины перед грубой солдатской жизнью. Он искренне призывал променять военную славу на любовь к женщине, хотя тогда интимные услуги были самым обыденным развлечением. В "Amores" он выступил оппозиционером к милитарной политики, к возрождению строгих обычаев предков и патриархальной старины. Война и любовь отнеслись на одни весы:

Каждый любовник - солдат, и в Амура свои лагеря есть...

Мир в душе мне и подруга мира - любовь!

Еще во времена античности поэты использовали воинственные метафоры для описания проявлений природной любви. Бог есть любовь - это лучник, выпускающий смертельные стрелы. Его артиллерия - морковь и объятия многих женщин, где шлюхи фигурировали в описаниях. Любовь берет в плен силой милости и грозит лишь нежными словами.
Свои подвиги герои Овидия также вершат не в войне, а на поприще любви. Все переносится на бытовой план, потому врагом поэта есть соперник. Мужчина, который снимает проститутку - лучший воин. Овидий рассказывает о "любовных битвах" и "сладких поражениях" того, кто падает к ногам безудержного напора Эроса.

Преимущественно Эрос Овидия в "Amores" - это авантюрные приключения светского бродяги, избалованного, насмешливо, легкомысленного. Здесь любовь сохраняет беззаботный тон. Кроме того, Эрос Овидия чувственно-земной, пластичный. Он тесно связан со спецификой мироощущения античного человека, которая всегда стремилась к гармонии и естественной целесообразности. Любить или иметь - секс услуги, для Овидия означает чувствовать красоту бытия, любоваться им как в завершенной форме.

В "Любовных элегиях" речь идет не о настоящем чувстве, а только о его литературное выражении. Эстетическая установка Овидия в "Любовных элегиях" - "искусство для искусства", игра для игры. В описаниях любви, Овидий склонен скорее к игривому остроумию и иронии, чем к страстному увлечению.

В отличие от иррациональной страсти, от любви, нежности, любви, секса - это нечто изящное, это - искусство. А если так нужны наставления, которые помогли бы этим искусством овладеть. Действительно: есть те самые науки, о искусстве: от умения обрабатывать землю и к умению бороздить морские просторы. Не менее важным является искусство любви. И уже в самом названии произведения: "Ars amatoria" - в сопоставлении ars, что означает здесь "наука", или "искусство", с легкомысленным amatoria (прилагательное от amator - поклонник, любовник, ухажер, любитель) - стилистический ключ к поэме, ее тональность: доминантой здесь является тонкая грань остроты.

"Искусство любви" в рамках одного произведения объединяется уважительное с шутливым. Здесь поэт взялся изложить, что значит - девочки по вызову. Впрочем, даже в "Искусстве любви" не найдем чего-то постыдного, пикантного: обучая искусству любви, автор фактически обходит саму суть любви. Остается только захватывающая игра. Еще эллинистические поэты подчеркивали, что классическим образцом такого захвата является охота: здесь влечет не так добычу, как путь к ней, умение выследить, поймать, а поймав - не упустить, что бы добыча сама шла в руки, охота потеряла бы весь свой вкус, если бы перестала быть охотой...